Скоро покеристов будет больше, чем игроков

Бурному росту игорного бизнеса скоро может прийти
конец. Уже сейчас, в условиях ожесточенной конкуренции,
рентабельность казино падает, и о былых сверхприбылях не
приходится даже мечтать. Кроме того, свою роль сыграло обложение
с 1 января выигрышей налогом. После этого число посетителей
игорных заведений разом упало на 20-50%.
Во всем мире игорный бизнес является одним из самых доходных,
и Самара не стала исключением. В области к настоящему моменту
работают 22 казино, годовой оборот которых, по оценкам
владельцев, достигает 5 млн долларов. Они же обеспечивают порядка
500-600 тыс. долларов поступлений в местные бюджеты. В
правоохранительных органах оборот игорных учреждений оценивают
как колеблющийся от 3 до 7 млн долларов в год.
По оценкам столичных СМИ, Самарская область наряду с Москвой,
Санкт-Петербургом, Нижним Новгородом, Ростовом и Краснодаром
входит в шестерку регионов, на которые приходится 67% объектов
налогообложения отечественного игорного бизнеса (столы для
азартных игр и игровые автоматы). Кроме того, есть информация,
что в ближайшее время к работающим заведениям добавятся еще три,
два в Самаре и одно в Тольятти.
Впрочем, в той или иной форме входная плата будет существовать
всегда. Если от нее вообще отказаться, то, считают участники
рынка, посетителей станет больше, а игроков меньше. Появится и
опасность, что кроме праздных наблюдателей в числе «любопытных»
окажутся представители криминальных структур.
Существенную роль играет местоположение казино. Все они
находятся в центре города, имеют хорошие подъездные пути и
охраняемые автостоянки. Кроме того, казино активно наращивают
число игровых столов, игр («Black Jack», покер, рулетка https://ru-pokerdom1.mobi/ru/) и
предлагают бесплатное угощение.
Cегодня большинство казино (12) располагается в Самаре. Еще 7
в Тольятти, одно в Отрадном, два в Сызрани. Все казино можно
условно разделить по количеству игровых столов на три группы. К
первой группе (13-20 столов) относятся «Кентавр» (им владеет
корпорация «Титан»), «Айсберг» (группа физических лиц),
«МoonLight» (КРЦ «Звезда» — группа «СОК»). Вторая группа (9-12
столов) — это «Золотой Лев» (физические лица) и казино-участники
ассоциации «Все игры»: «Золотой теленок», «Сафари», «12 стульев»,
«Экватор», «Гладиатор», «Борис Фрадков-клуб» (Самара), «У
Людвига», «Пирамида» (Тольятти). Самые маленькие казино (до 8
столов) — это «У самолета» и «Волжанка» (физические лица).
Расцвет игорного бизнеса пришелся на период с 1998 по 2000
год. Именно в этот период открылось большинство самарских казино.
Важная особенность российского и, в частности, самарского
игорного бизнеса заключается в том, что с 1994 года, когда
появились первые казино, отсутствовали федеральные нормативные
акты, регламентирующие эту сферу бизнеса. Правовой вакуум
пытались заполнять местные власти. Так, в Самаре были приняты два
документа, один из которых касался налогообложения игорных
заведений, а второй — их лицензирования. Согласно этим
документам, казино платит бюджету фиксированный налог — 1600
минимальных размеров оплаты труда за каждый игорный стол,
независимо от его оборота (который, по некоторым данным,
колеблется от 0 до 60 тыс. рублей в день).
Сейчас юридическая неразбериха вокруг казино стала достоянием
истории. Вместе с ней ушли в небытие и сверхприбыли. Владельцы
игорных заведений столкнулись с серьезной проблемой окупаемости
вложений в их открытие (которые, по данным «СО», достигали в
большинстве случаев 5-6 млн долларов). Рентабельность игорного
бизнеса быстро падает, и связано это прежде всего с чрезмерной
конкуренцией. В Самаре и Тольятти действительно работает слишком
много игорных заведений в расчете на душу населения. К примеру, в
Москве на 20 млн человек (с учетом гостей столицы) приходится 40
казино, то есть одно на 500 тысяч человек. В Самарской области на
3 млн человек уже есть 22, то есть одно на 150 тысяч жителей
области, включая стариков и младенцев. Неудивительно, что
информация о том, что в скором времени корпорация «Титан» откроет
еще одно казино на углу ул. Ленинградской и Фрунзе, а «СОК» —
в ресторане «Карусель», не вызывает энтузиазма у конкурентов.
Они считают, что появление новичков не вызовет притока новых
клиентов, а перетянет к себе часть постоянных игроков из других
казино, что негативно скажется на количестве их посетителей.
Действительно, по оценкам менеджеров казино, число
завсегдатаев в Самаре не превышает 2000 человек. И когда
открылось казино «Кентавр», оно явно оттянуло часть постоянных
клиентов «Айсберга», «MoonLight» и других игорных заведений. Как
следствие, доходность их игровых столов упала с 15-30% до 7-10%.
Правда, по заверениям тех же менеджеров, переток клиентов —
дело привычное, многие игроки объезжают два-три казино за ночь.
Тем не менее игорные заведения начинают вести жесткую борьбу за
каждого игрока. Конкуренция ведется в сфере сервиса. Посетителям
дарятся подарки, для них разыгрываются лотереи. Многие казино
стали гораздо демократичней, понизив плату за вход. Сейчас она
упала до 100-500 рублей. Чаще всего в обмен на эти деньги клиент
получает игровые фишки — это практически 100-процентная гарантия,
что он сядет за стол.

Перед казино стоит одна задача: привлечь игрока и заставить
его играть. Выиграет он при этом или проиграет, это, по словам
менеджеров игорных заведений, «вопрос второй» и «дело
математики». Знающим людям давно известно, впрочем, что
«математика» оборачивается не в пользу игроков. В крупном казино
клиенты оставляют по 300-700 тысяч рублей за ночь.
Cкорее всего, эта цифра в скором времени должна заметно
снизиться. Именно такого эффекта следует ждать от нововведений
российских законодателей. Согласно второй части Налогового
кодекса, вступившей в силу 1 января, выигрыши в игорных домах,
лотереях и других играх, основанных на риске, стали облагаться
35-процентным налогом. При этом налоги с посетителей должно
собирать само игорное заведение.
Оно же должно сообщать в фискальные органы о случаях, когда
удержать налог невозможно. Только в результате этого изменения
правил игры с государством игорные заведения недосчитались 20-50%
посетителей.
Впрочем, испугались игроки все-таки напрасно. Дело в том, что
реальный механизм сбора налогов пока не работает. Никто не знает,
на какие счета казино должны перечислять собранные налоги.
Остается полной загадкой для менеджеров игорных заведений и сам
процесс сбора с клиентов дополнительных денег. Теоретически в
налоговую инспекцию должны поступать паспортные данные каждого
счастливчика. На практике же в казино никто не спрашивает у
клиентов паспортов или ИНН.
Кроме того, сейчас в Госдуме уже одобрили поправку ко второй
части Налогового кодекса, которая снимает ответственность с
игорных заведений за взимание налога с выигрыша. Если ее примут
окончательно, налоговикам придется рассчитывать на честность
самих игроков. Тем предстоит добровольно указывать в своей
декларации полученный в казино облагаемый доход. И тут уместно
опять вспомнить о математике: если речь о доходе в виде одного
случайного выигрыша — это одно дело, а если об усредненной цифре
за определенный период, то, скорее всего, речь придется вести уже
не о доходе, а о расходе…
Владельцы игорных заведений крайне ревниво следят за тем, что
о них говорят в СМИ, и тратят порой до 3 тысяч долларов в месяц
на рекламные акции с привлечением телевидения, FM-радиостанций и
газет. Правда, реклама вряд ли поможет игорным заведениям
привлечь толпы игроков. Их число неизменно и зависит в первую
очередь от уровня благосостояния населения и появления в городе и
области богатых игроков «со стороны». Ни первое, ни второе не
растет. Более того, владелец одного из казино признал в общении с
«СО», что в перспективе число игорных заведений скорее всего
сократится. Больше шансов на выживание имеют крупные казино,
работающие в комплексе с ночными клубами и ресторанами и
располагающие более чем 15-20 игровыми столами. Будущее
принадлежит таким заведениям, как «Айсберг», «MoonLight» и
«Кентавр». Насколько эта точка зрения верна, станет ясно довольно
скоро.