Киевский фотограф о своем фотосалоне

Когда-то портреты близких людей были обязательными атрибутами городских
и сельских жилищ, снимки дарили на память, как высшее проявление дружбы, а в
фотосалоны выстраивались огромные очереди.
В начале 80-х в Киеве работало около 60 фотомастерских, среди них 5
крупных салонов. В каждом, даже самом захудалом, был павильон для портретной
съемки, специальное освещение, большие широкоугольные камеры, а над «красотой»
клиентов в обязательном порядке «колдовал» еще и ретушер. Среди столичных
салонов наиболее известной и популярной считалась киевская «Образцовая»
фотография, которая многие годы находилась на бульваре Шевченко. Ее открыли
сразу после войны, там работали лучшие мастера, а делать снимки приходили не
только рядовые граждане, но и знаменитые на всю страну люди.
— Мы одни из немногих, кто пытается сохранить былые традиции семейной
портретной съемки, хотя делать это все труднее. Сейчас почти никому не
интересны художественные фотографии, примитивные мыльницы удовлетворяют все
потребности, — рассказывает директор самого старого киевского фотосалона
Софья Кидониди. — А вот раньше процесс фотографирования был целым ритуалом.
Клиенты приходили ко мне всей семьей каждый год, по многу лет подряд в один и
тот же день. А свадьбы! По пятницам и субботам мы просто падали с ног. Из
загса все молодожены обязательно ехали к нам, приходилось принимать по 40 пар
в день. Кортежи выстраивались вдоль всего бульвара Шевченко и даже на
Пушкинской. Все положенные планы и показатели мы с лихвой перевыполняли.
Смешно вспомнить — бухгалтерия не хотела выдавать зарплату, дескать, пишите
начальству объяснительные за превышение плана — почему так много
зарабатываете?.
Делая даже самую заурядную фотографию, мастер тратил на одного клиента
не менее получаса — его нужно правильно усадить, выставить свет так, чтобы
скрыть все недостатки. Не на последнем месте было и умение завязать разговор,
чтобы человек расслабился и раскрепостился. Сегодня мало кто помнит о
существовании специальных салонов для детей. Малыши всегда считались самыми
сложными клиентами, поэтому работали с ними узкоспециализированные фотографы,
разбирающиеся в детской психологии не хуже педагогов. Портретная съемка —
самая сложная, но и интересная.
— Вот посмотрите, это портрет Патона, он уже много лет висит у меня в
кабинете, а я не перестаю им любоваться, — продолжает Софья Константиновна. —
— Когда я делала это фото, академику было уже почти 80 лет, а какие черты
лица, взгляд! Что значит правильно выставленный свет и профессиональный труд
ретушеров. Да и работать с такими людьми было приятно — знаменитость, а
слушался меня, как школьник.
Часто приходилось делать снимки и, как говорится, «по звонку».
Запомнился мастеру один курьезный случай. Как-то позвонил в салон помощник
Щербицкого с просьбой сфотографировать жену. Вскоре приехала женщина,
дождалась своей очереди, попросила сделать два фото — на паспорт и портрет
для себя. Отсняв несколько кадров для документов, фотограф предложила для
художественных снимков поменять наряд, женщина согласилась. Через десять минут
она приехала в шикарном манто из чернобурки и с ниткой жемчуга на шее.
Получился очень эффектный портрет, его даже повесили в мастерской, не
подозревая, что дама вовсе не является женой звонившего помощника. Лишь спустя
год один из высокопоставленных чиновников, немало удивив фотографов, сообщил,
что это — супруга Щербицкого. Портрет пришлось снять.
Софье Константиновне приходилось снимать всех членов правительства,
полный состав театра русской драмы, других знаменитостей.
— За все время работы лишь однажды произошел неординарный случай, когда
один из министров командовал мной во время съемки, — вспоминает мастер. — А
сделать нужно было всего-то фото для паспорта. Чиновник вызвал в мастерскую
одного из своих замов, заставил держать перед ним зеркало и, наблюдая за
своим отражением, давал мне команды, под каким углом его посадить и как лучше
направить свет. Представление продолжалось довольно долго. Сделав несколько
снимков, я все же попросила разрешение снять пару кадров по своему усмотрению.
Министр согласился. В результате из всех фото он выбрал мои.
Любимым клиентом Софьи Константиновны был патриарх Владимир. Первая
съемка длилась около двух часов. Потом патриарх часто заходил в мастерскую и
просил напечатать новые снимки — фотографии быстро разбирали прихожане. Есть
у мастера и уникальное фото — однажды уговорила патриарха сделать портрет в
мирской одежде.
— Сегодня в зданиях, где находились салоны, разместились магазины.
Мастерские вынуждены были переехать в маленькие помещения, превратившись в
забегаловки, — вздыхает Софья Константиновна. — И спроса на портретную
съемку нет. За месяц в лучшем случае можно насчитать пять заказов — в
основном девчонки делают снимки для модельных агентств. На паспорт человека
теперь снимают за пять минут, всех под одну гребенку — ни света, ни
задушевного разговора, ни настоящего качества. Но — европейцы, насытившись
цветными картинками в фотоальбомах, сейчас все чаще обращаются к
профессиональным черно-белым портретам в стиле былых времен. Глядишь, и к нам
придет эта «новая» мода.