Макет частного дома для требовательных жильцов

В муниципальном районе Ховрино разгорается конфликт. Его
участники — жильцы дома 22 по Петрозаводской улице — с одной
стороны, и строители — с другой. Обе стороны уверены в своей
правоте и готовы биться до последнего.
А началось все в феврале 2002 года, когда строители
вырубили деревья аккурат под окнами дома 22. Деревья эти много
лет назад сажали сами жители. Разумеется, уничтожение зеленых
насаждений вызвало у жителей дома бурю возмущения. Наиболее
разгневанные граждане обратились за разъяснениями в
Департамент природопользования. Ответ пришел быстро. В бумаге
было написано, что на месте бывшей рощицы планируется
построить многоэтажный элитный дом с подземными гаражами и
автостоянками. По утвержденному проекту вырубке подлежат 238
деревьев и 170 кустарников. Правда, потери предполагается
частично компенсировать. После окончания строительства вдоль
русла реки Лихоборка высадят 10 деревьев и 112 кустарников.
Ответ жильцы восприняли как издевательство над ними и
здравым смыслом. Во-первых, река Лихоборка находится в
нескольких километрах от пресловутого дома на Петрозаводской
улице. Так что разговоры о компенсации выглядят более чем
странно. А во-вторых, строительство начали с создания макета частного дома, потом затеяли ремонт на
крошечном пятачке между улицей и ранее построенными зданиями.
Неужели в районе больше нет свободной земли? Неужели не
осталось ни одного пустыря и свалки? И почему, чтобы построить
одно, обязательно нужно уничтожать другое, в данном случае
рощу? С просьбой прокомментировать ситуацию мы обратились в
управу района Ховрино.
— Зеленые насаждения — наше самое слабое место, — признался
заместитель главы управы Анатолий Савин. — Вы думаете, нам
самим не жалко вырубать деревья? Еще как жалко, тем более мы
знаем, что жильцы сами их сажали. Но ведь и жилищную проблему
надо решать, для многих жителей нашего района она стоит более
чем остро. Единственное, чем я, как человек, отвечающий за
строительные вопросы в районе, могу утешить жителей
девятиэтажки на Петрозаводской улице, так это твердым
обещанием, что сразу после окончания строительства мы разобьем
газон и привезем саженцы. Пускай это будет хоть слабенькой, но
все же компенсацией жителям за уничтоженную рощу.
Однако местных жителей волнуют не только вырубленные
деревья и кустарники. Не нравится им и местоположение нового
дома, и то обстоятельство, что все квартиры в нем пойдут на
продажу. Ситуация вполне типичная для района, где идет
массовый снос пятиэтажек и строительство нового жилья. Ховрино
— как раз такой район. Еще недавно он считался спальным
районом для бедных. Начавшаяся реконструкция открывает перед
этим участком столичной земли колоссальные перспективы. По
мнению специалистов, через какие-нибудь три-четыре года
Ховрино превратится в один из самых благоустроенных и элитных
районов Москвы.
Но это пока перспектива, хотя и не столь отдаленная.
Удастся ли воплотить грандиозные замыслы в жизнь, зависит не
только от местных властей, но и от жителей. Обитатели
пятиэтажек целиком и полностью поддерживают планы
реконструкции и с нетерпением ждут новых квартир. А вот те,
кто проживает в «высотках» (где этажей от девяти и больше),
настроены куда более пессимистично. Перспектива жить несколько
лет рядом со строительной площадкой им явно не улыбается. Да и
улучшение жилищных условий жильцам девятиэтажек и других
«небоскребов» тоже в ближайшие десятилетия не светит. А потому
«обиженные» жители ведут упорную борьбу с местными властями,
пытаясь всеми правдами и неправдами оттянуть начало
строительных работ. В прошлом году, например, бунтовали жители
Фестивальной улицы. Требования жильцов стандартны: перенести
строительство подальше от их домов. В конце концов бунтари
своего добились: стройплощадку передвинули на несколько
десятков метров.
— Если требования жителей обоснованны, мы всегда идем им
навстречу, — продолжает Анатолий Николаевич. — Но в данном
случае жильцы девятиэтажки на Петрозаводской улице явно
сгущают краски. Честно говоря, мы и не предполагали такой
бурной реакции с их стороны и уж тем более не ждали никаких
эксцессов. Строительство трехсекционного дома на
Петрозаводской было запланировано еще в конце 1999 года. Об
этом представители управы рассказывали и на собраниях жителей,
и в местной прессе. В газетах был трижды опубликован и
подробный план реконструкции района. Так что о строительстве
местные жители прекрасно знали.
Впрочем, жители и не отрицают этого факта. По их мнению,
суть вопроса в другом. Ранее в плане значилась обыкновенная
башня для переселенцев. И вдруг началось строительство дома,
которое к программе переселения из ветхого жилого фонда не
имеет никакого отношения. Жители, разумеется, посчитали, что
их обманули, а потому и устроили скандал. Письма посыпались во
всевозможные инстанции, включая местную управу, префектуру
Северного административного округа и Москомархитектуру. Ответы
жители получили, но, к сожалению, не такие, какие хотели.
Вежливо, но твердо жильцам сообщили, что строительство ведется
по правилам, без каких-либо нарушений. А план строительства
согласован и утвержден постановлением правительства Москвы от
6 февраля 2001 года.
Жителям, однако, все эти постановления, что называется, по
барабану. Они считают, что им плюнули в душу, и мотивируют
свое возмущение крайне неудачным расположением будущего
здания. Дескать, эта махина все небо загородит, света белого
видно не будет, да еще и экологическая обстановка ухудшится,
ибо рядом с будущим домом появится автомобильная стоянка в
дополнение к двухъярусному подземному гаражу.
Опасения жильцов пришлось озвучить в разговоре с
заместителем главы управы.
— Зря вы так волнуетесь, не будут у них под окнами машины
стоять, засадим все газонами и деревьями, — успокоил Анатолий
Николаевич. — Жильцам соседних домов просто надо собраться с
духом и пережить строительство. Конечно, мало приятного, когда
под окнами кипит стройка, но что делать, время от времени
каждый, кто живет в огромном городе, сталкивается с подобного
рода неудобствами. С этим, повторяю, надо смириться. Потом
жители еще и спасибо скажут. Что же касается норм инсоляции и
шумоизоляции, они полностью соблюдены — на сей счет есть
заключение специалистов.
— Тогда объясните, Анатолий Николаевич, почему будущий дом
считается элитным и все квартиры в нем пойдут на продажу?
— Объясняю. Это так называемый стартовый дом, который
возводится на свободной площадке. В нашем районе таких домов
будет тридцать пять. А на деньги, которые мы выручим от
продажи квартир в стартовых домах, будем строить дома для
переселенцев. Кстати, 70 процентов переселенцев получат новые
квартиры в нашем Ховрине, а не поедут на другой конец Москвы в
какое-нибудь Бутово или Новокосино. Возвращаясь к нашей
проблеме, скажу, что если сейчас мы заморозим строительство
стартового дома на Петрозаводской улице, то придется
остановить и снос пятиэтажек, а это значит, что около двух
тысяч человек в этом году не смогут справить новоселье.
Вот такая загогулина получается. Сносить пятиэтажки,
портящие городской пейзаж, конечно, надо. И столичные власти
активно этим занимаются. Нормативы здесь достаточно жесткие.
На снос одного пятиэтажного здания выделяется две недели.
Строительный мусор вывозят на перерабатывающие заводы: там его
сортируют и затем используют при строительстве дорог. Только
вот тем, кого переселение не коснется, от этого не легче.
Им-то что за радость от того, что Москва преображается, а их
район застраивается небоскребами? Ведь их-то дома на фоне
новенького жилья будут смотреться весьма убого…
— На самом деле мы не забываем и об оставшихся жителях, —
успокаивает Анатолий Савин, — в их домах будут полностью
заменены коммуникации, тем, у кого нет телефонов, наконец-то
их поставят. После окончания строительства все дворы будем
озеленять, строить детские площадки, спортивные комплексы и
конечно же объекты соцкультбыта. Потому как после завершения
реконструкции население района увеличится примерно на 20 тысяч
человек.
А чтобы активные старушки перестали бунтовать и тормозить
реконструкцию, в управе решили создать специальную комиссию, в
которую войдут и жители района. Члены этой комиссии будут в
курсе всех строительных событий и вряд ли позволят изуродовать
местный ландшафт или перегородить доступ света к чьим-нибудь
окнам. Кстати, нечто похожее уже не первый год существует во
многих странах Западной Европы, где проблема новостроек стоит
не менее остро, чем у нас. Возможно, именно благодаря тесному
взаимодействию строителей, властей и общественности в
крошечной Германии, к примеру, удается и строить новые
современные здания, и сохранять памятники архитектуры, и
разбивать лужайки и скверики. Думается, и в России, где
отродясь не было дефицита пространства, вполне возможно найти
разумный компромисс и сделать так, чтобы строительство
современного жилья не вызывало ни у кого неприятных эмоций.