Коммутатор cisco catalyst 2960

Еще 10 лет назад главным предприятием в поселке был Пшишский
леспромхоз. В его цехах и на его делянках заготовкой и
переработкой древесины было занято более 1000 жителей’ поселка
Октябрьского и его окрестностей. Но в iWI голу Пшишский
леспромхоз был реорганизован: учредил два совместных предприятия,
которые его и разорили. К его судьбе мы еще вернемся, но горести
леспромхоза больно ударили и по жителям всего «лесного округа». В
том же 1992 году .из лес-промхоза выделился Пшишский лесхоз. Он и
сегодня представляет службу лесного хозяйства Российской
Федерации.
На вопросы нашей газеты отвечает директор Пшишскогоi лесхоза
В.А. ТЕРТЕРЯН. — БУДЕТ ЖИТЬ ПОСЕЛОК, БУДУТ PACTI ДЕТИ. N О ЭТОМ
ПРОСТОМ N ПРИВЫЧНОМ КРУГЕ ЖИЗНИ ЛЮДИ СМОГУТ ОБРЕСТИ ГАРМОНИЮ,
ДУШЕВНЫЙ ПОКОЙ, НАЙТИ ТО, ЧТО ШЫВАЕТСЯ СЧАСТЬЕМ, А ЕСЛИ ПРОЩЕ —
НАЙТИ РАБПТУ И ПБРЕСТИ СЕМЬЮ.
— Владимир Ашотович, что такое сегодня Пшишский лесхоз — Это
80 тысяч гектаров леса, мы граничим с Туапсинским, Ха-дыженским,
Апшеронским лесхозами и Сочинским национальным парком. Наш лесхоз
является службой лесного хозяйства Российской Федерации и в
соответствии с Лесным кодексом наделен полномочиями и
обязанностями по охране леса, по контролю за лесозаготовками и по
лесовосста-новлению. То есть лесхоз в немалой мере причастен к
выполнению великой задачи: работать так, чтобы лес был и вековым,
и вечным. Чаш коллектив — это 50 госслужащих и около 100 рабочих.
— Охрана леса на такой огромной площади таким небольшим
количеством людей! — Да, площадь побольше, чем у соседних
лесхозов. И, представьте, когда на участке был лесник с зарплатой
в 300 рублей, безоружный — вот это была проблема. Сегодня у нас
созданы мобильные группы, оснащенные транспортом высокой
проходимости, вооруженные. В качестве оплаты они получают 30
процентов от той древесины, которую арестуют как незаконно
вывозимую из лесу, сберегая ее таким образом для государства.
Зарплата в мобильных группах составляет от 5 до 10 тысяч рублей.
Зарплата и оснащенность совершенно изменили профессиональный и
социальный статус этих людей. Три такие группы, по два человека в
каждой, выполняют довольно большой объем оперативной работы по
охране леса.
— Да кто же позволит? Пока я был депутатом райсовета (два
созыва), мы за все нерешенные вопросы брались. И нам помогал
бывший глава района А.М.Бобрышев. И аппаратуру для приема
программ телевидения в нашем здании разместили, и детсад
сохранили, и электролинии леспромхо-зовские передали на баланс
электросетям. После реорганизации леспромхоза узнаю, что в
детсаду пытаются офис сделать, а мамам детей некуда девать, по
поселку бегают. Вместе с главой администрации округа, тогда это
была Т.Н. Тумасова, нам пришлось немало поездить в район, что- бы
детсад приняли в муниципальную собственность, сейчас в этом
прекрасном здании расположены и детсад, и начальная школа. Дом
культуры передали на баланс отдела культуры. Очень сложно было с
леспромхозовской котельной, но районные службы нас с Тумасовой
поддержали, котельную, оставшуюся бесхозной, приняли в район, и
двухэтажные дома сейчас отапливаются, так же, как и другие
объекты соцкультбыта, принадлежавшие раньше леспромхозу. Линии
электропередач, переданные в электросети, и сейчас не в лучшем
состоянии, но все таки есть хозяин, с которого можно спросить.
Многие еще не забыли, как на весь поселок был один телефонный коммутатор cisco catalyst 2960, попробуй дозвонись, так вот, оборудование
новой телефонной станции на 240 номеров лесхоз разместил в своем
здании.
Деятельность в этом направлении построена так, что за
сохранность леса отвечают все пять наших лесничеств, в составе
которых по три мастерских участка. Да, собственно, все наши
госслужащие, начиная с директора, в ответе за это главнейшее
направление. В задачу охраны входит не только выявление фактов
незаконной порубки и вывоза древесины. Нужно составить документы,
передать их в суд или другие соответствующие органы для наказания
виновных, взыскания штрафов. — И конкретно с начала года…
— С начала нынешнего года было конфисковано незаконно
перевозимой древесины на территории лесхоза более 1000
кубометров. Не хочу ни с чем сравнивать. Для тех, кто знает лес,
понятно, что охотников поживиться за счет леса много. — Второй
функцией вы назвали контроль за лесозаготовками.
— Наша задача — выделить лес, делянки, участки, заготовителю
на основе научных рекомендаций. Лесоустроительные изыскания
проводят ученые, они же выдают рекомендации по оздоровлению леса,
по уходу. В таксационных книгах, составленных на основе
рекомендаций, описан каждый участок леса, какой он и что с ним
делать. Разрешение на заготовку, то есть рубку леса, мы выдаем,
сообразуясь с такой книгой. Но, учтите, от нас не зависит, какой
фирме выдать лесо-билет. Мы только вносим свои предложения на
аукцион краевой комиссии. А оттуда уже получаем список
победителей аукциона. Выдаем им лесобилеты, а лесничества и
мастерские участки в соответствии рыми были лесозаготовительные
предприятия лет 10-.1J назад, пришли люди со стороны, которые за
деньгами леса не видят, ведутся не на пустом месте! — Да, сегодня
нет официального, масштабного и объемного заготовителя и
переработчика для наших лесов. Когда просят лес в аренду на 5
лет, я этого не понимаю. Лес надо брать в аренду на 49 лет. Это
на всю жизнь, тогда и дороги построят, и о социальном развитии
местных поселков позаботятся. — А мы теперь такие бедные, что не
в состоянии освоить свои богатства!
— Дело не в этом. Есть мощные фирмы, московские и кубанские,
заинтересованные в создании рабочих мест. Но для оформления
документов нужно пройти столько согласований, что у нас, скажу
откровенно, легче украсть 2-3 машины леса, чем оформить
долговременную аренду. Есть и другая проблема — неустоявшееся
законодательство: сегодня тебе подпишут документы на 49 лет, ты
вложишь с правилами, положениями и инструкциями ведут контроль за
лесозаготовками. — В чем заключается контроль!
— Это освидетельствование и проверка мест рубки. В этом году
лесобилетов мы не изымали. Но по 10 фактам выявленных нарушений
наложили штрафы. С тех, кто не хочет возместить штраф
добровольно, приходится взыскивать через соответствующие органы и
процедуры. Хотя не все тут просто: один кубометр сырого леса
оценивается штрафом в 38 тысяч рублей. Представьте, выявили мы
факт незаконной транспортировки по территории лесхоза 42
кубометров древесины, насчитали штраф в 1 миллион 600 тысяч
рублей. С одной стороны, большая строгость, а с другой — кто
будет платить такой огромный штраф. У нас штрафы по 170-180 тысяч
рублей Проблема взыскать. — Так что же, не штрафовать
нарушителей!
— Надо создать систему и помочь заготовителю идти в лес и
работать в лесу. — В то время как вся пресса бьет тревогу по
поводу того, что лес вырубается, вы считаете, что еще и помочь
надо рубить! — Да, грамотно, профессионально. Как специалист я
знаю, что при нашей расчетной лесосеке нужно заготавливать S3
тысячи кубометров древесины, а рубится всего 10-15 процентов в
год. Рубки ухода положено делать до 40 тысяч кубометров, эта
технологическая операция выполняется в объеме всего 15-25 тысяч
кубометров. Кстати, рубки ухода являются основной мерой
формирования структуры и состава насаждений, улучшения качества.
Что происходит с древесиной, которую грамотно и своевременно не
срубил, не заготовил, а значит, не использовал на общественные
нужды человек? Она гниет на корню, заражает болезнями соседние
массивы, гибнет лес. Вместо лесозаготовок происходит
неподконтрольное человеку лесоистребление А причина — в нашей
бедности. У частных фирм нет ни сил, ни средств на то, чтобы
заготовить и переработать древесину в необходимых объемах и без
ущерба для лесного хозяйства. Нет современных технологий, нет
передвижных мини-цехов. Как и 200 лет назад, у лесоруба — топор
да пила.
— То есть разговор о том, что фирмы вырубают лес
непрофессионально, не сплошной рубкой, используют не все дерево
от пня до вершины, а несколько метров от корня, что раньше
заготовители обязаны были и прокладывали и содержали дороги, что
вместо опытного, мудрого и сильного промышленника, который
деньги, а через четыре года условия договора поменяют… Есть
сильные московские фирмы, которые берут крупные ссуды, у них есть
трелевочные вертолеты. Мы же знаем, когда трактор тянет бревно по
склонам 3-5 километров, то начинается эрозия почвы. Вертолеты для
нашего леса экологически выгодны. Лесхоз представляет интересы
собственника леса — государства, поэтому и я должен отстаивать
государственные интересы. — Владимир Ашотович, вы сказали, что у
заготавливающих лес фирм нет мощностей для переработки древесины,
а кто же тогда делает паркет, двери, рамы, столы, шкафы из
лучшего на Кавказе, в России и, наверное, в мире, дуба, бука,
каштана! — К сожалению, наш лес идет за границу: в Италию,
Испанию, Англию, в ту же Турцию. Наш отечественный переработчик
не встал с колен. Когда реорганизовывали леспромхозы и
лесокомбинаты, я сказал: умрут лесокомбинаты — все ляжет, не
станет деревообработки в крае…
— И нашего Пшишского леспромхоза практически не стало) — Есть
цехи на бумаге, а дела нет. То, что они у нас отсудили, я готов
был и так отдать. Может быть, леспромхоз в таком виде, как
сейчас, и не нужен. Но как основной лесозаготовитель и
переработчик, необходим. Это были бы и так нужные поселку рабочие
места, и налоги. В так называемые застойные времена в леспромхозе
было занято до 1200 человек. И мы бы работали со своим
доморощенным заготовителем и переработчиком. Я готов поддержать
любого, кто развил бы на базе Пшишского леспромхоза переработку
древесины. Жизнь забурлила бы в поселке Октябрьском, который
полностью содержал когда-то леспромхоз, и в его окрестностях. —
Но жизнь здесь, слава Богу, не замирает!

И дороги мы с Тумасовой начинали до УЗК делать. Асфальта не
было, объездная дорога была разбита. Сделали. Потом и автобус
стало возможным пустить до хутора Терзияна. В поселке знают, что
лесхоз никогда от решения социальных проблем не уходил и не
уходит. Мы же понимаем, что в поселке растут наши кадры и, может
быть, наша смена. — А детям своим вы дадите профессии, связанные
с лесом!
— Старшие дочери имеют профессии не лесные: Ирина —
стоматолог, Алла — учитель. Рузана еще школьница. Надежда на
10-летнего сына Ашота. В моем роду не было никого с высшим
образованием, я первый. И лесом занимаюсь я первый. Хотел бы,
чтобы сын выбрал мою профессию, но жизнь покажет. — Мы пока
ничего не сказали о третьей функции лесхоза — лесовосстановлении.
— Есть золотое правило леса: сколько вырубил — столько посади. Мы
ему следуем. Наши сто рабочих высаживают в год сажен-, цы
примерно на 40 гектарах и на площади около 160 гектаров проводим
так называемое содействие росту леса. Создаем условия для
развития подроста, самосева -огораживаем, очищаем, пропалываем
молодую поросль. Так, с 1996 по 1999 год у нас высажены: сосна на
522 гектарах, дуб на 929 и каштан на 655 гектарах. — Какое дерево
вы цените больше всего!
— Дуб. У нас на Кавказе, а мои родители родом из Абхазии, а я
родился в Сочи, растет совершенно уникальный скальный дуб. Его
древесина особенно ценная, с текстурой плотной концентрации. Он
тяжел в обработке, но все, что сделано из дуба, на века. Я хотел
бы, чтобы предприятия, работающие в нашем лесу, были настоящими,
нужными и лесу, и людям, мощными, крепкими и вечными, как наш
кавказский дуб; чтобы люди, построившие свои дома и семьи в
лесных поселках и хуторах, знали, что поселились они здесь для
жизни, работы и счастья на века. О.ВАСИЛЬКОВА. коммутатор cisco catalyst 2960